170 лет назад родился Ги де Мопассан

Он был парадоксален во всем. Только такой человек и мог стать подлинным мастером в одном из самых сложных жанров европейской литературы — новелле, то есть коротком рассказе с неожиданным концом.

170 лет назад родился Ги де Мопассан

Начнем с того, что один из самых эротичных писателей мира начинал свою учебу в духовной семинарии, откуда его, впрочем, отчислили как раз за эротические стихи. Родился в родовитой дворянской семье в старинной нормандской усадьбе, но в детстве предпочитал общаться с детьми крестьян и рыбаков. Мать его была болезненной женщиной, страдавшей от неврозов, а сын стал атлетом, увлекался греблей и на фотографиях производит впечатление пышущего здоровьем красавца. В то же время вел беспорядочный образ жизни, особенно после того, как ушел из жизни друг его матери, его учитель и наставник Гюстав Флобер, который внушал ему, что писатель обязан работать по восемь часов в день. Был любимцем женщин и баловнем судьбы, зарабатывал 60 тысяч франков в год (огромные деньги!), покупал яхты, а в конце жизни страдал ипохондрией, сутяжничал, сошел с ума и умер в психиатрической лечебнице. Как пишет Исаак Бабель в рассказе «Гюи де Мопассан», последняя запись в скорбном листе гласила: «Господин Мопассан превратился в животное».

Парадоксален во всем… Категорический противник строительства в Париже Эйфелевой башни, он по окончании строительства обедал в ресторане этой башни. «Это единственное место в Париже, — говорил он, — откуда ее не видно».

Но все это не суть важно в сравнении с тем великим литературным наследием, которое он оставил. И конечно, значение Мопассана для русской литературы трудно переоценить. Его творчеством восхищался Тургенев, который был с ним знаком. Но его прозу высоко оценил и такой строгий критик литературы, как Лев Толстой, написавший для русского издания сочинений Мопассана огромное предисловие и самолично сделавший перевод одного его рассказа — «В порту». Он оказал несомненное влияние на Чехова и Бунина. Но сам Мопассан при этом считал своим учителем Тургенева и написал, как сказали бы сегодня, «ремейк» его рассказа «Муму» под названием «Мадемуазель Кокотка».

Как писатель он был гением точности в психологических деталях, справедливо полагая, что люди всегда «изображают самих себя», а задача писателя — увидеть за этой маской истинную природу. Но при этом отвергал «натурализм» в духе Эмиля Золя и стремился к тому, что впоследствии М. Горький отметит в Чехове — реализм, который «возвышается до одухотворенного и глубоко продуманного символа». Это было уже в его дебютной повести «Пышка», которая принесла ему заслуженную известность во Франции, а затем и за рубежом. Это есть и в его романах «Жизнь», «Милый друг», «Монт-Ориоль» и других, которые подробно разбирает в своем предисловии Лев Толстой, при этом опять-таки отмечая парадоксальность человеческой и творческой природы Мопассана:

«Едва ли был другой такой писатель, столь искренно считавший, что все благо, весь смысл жизни в женщине, в любви, и с такой силой страсти описывавший со всех сторон женщину и ее любовь, и едва ли был когда-нибудь писатель, который до такой ясности и точности показал все ужасные стороны того самого явления, которое казалось ему самым высоким и дающим наибольшее благо жизни».

Такие оценки Льва Толстого дорого стоят!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять