Госсредства остаются крупнейшим источником финансирования науки

Сфера науки и технологий в России остается одной из крупнейших в мире.

Госсредства остаются крупнейшим источником финансирования науки

По своим масштабам она занимает ведущие позиции на глобальной арене: 9-е место по объему внутренних затрат на исследования и разработки (ИР), 5-е место по величине бюджетных ассигнований на гражданскую науку и 4-е место по численности занятых, отмечается в новом статистическом сборнике «Наука. Технологии. Инновации», который пополнил ежегодную серию, выпускаемую ИСИЭЗ НИУ ВШЭ в партнерстве с Минобрнауки России и Росстатом.

Российская наука демонстрирует серьезные достижения во многих областях. Вместе с тем опережающие позиции по ресурсам науки сочетаются с ее невысокой результативностью. В развитии отечественного научно-технического комплекса проявляются системные проблемы, обусловленные как кризисными процессами в экономике и неблагоприятным предпринимательским и инвестиционным климатом, так и архаичностью институциональной структуры, кадровыми проблемами и инерционным характером развития.

Финансирование науки

В течение последнего десятилетия в нашей стране наблюдался рост финансирования науки. Объем внутренних затрат на ИР в 2019 году превысил 1,1 триллиона рублей. Находясь в группе лидеров по масштабам расходов на науку, мы, однако, существенно отстаем от ведущих государств мира по уровню наукоемкости экономики. Так, объем внутренних затрат на ИР в процентах к ВВП в 2019 году составил 1,03 процента, и на протяжении примерно 30 лет эту планку практически не удается преодолеть. В ранжированном по этому показателю ряду стран, где пятерку лидеров составляют Израиль, Республика Корея, Тайвань, Швеция и Швейцария, наша страна занимает 36-е место. В расчете на 1 исследователя затраты на науку в России примерно вдвое ниже, чем в Великобритании, и в 3,7 раза — чем в Германии.

Еще одной особенностью является то обстоятельство, что, вопреки общемировым тенденциям, крупнейшим источником финансирования российской науки остаются средства государства, доля которых в общем объеме затрат в 2019 году составила 66,3 процента. За последние годы наблюдается слабая тенденция к сокращению роли этого источника в структуре расходов на науку — на 4 п.п. за последние 10 лет. Для сложившейся в России модели финансовой поддержки науки характерна слабая вовлеченность предпринимательского сектора, что заметно отличает ее от других развитых экономик.

Совместные проекты с научными организациями реализуют лишь 2,1 процента промпредприятий

Например, в Китае структура внутренних затрат на ИР по секторам науки заметно трансформировалась: основную роль сегодня играют предприятия, обеспечивающие значимый вклад в инновационный рост экономики. В России в 2019 году доля бизнеса (включая госкомпании) в финансировании науки не превышает трети. Это долгосрочный тренд, который остается неизменным вот уже 25 лет. Не формируются и устойчивые связи науки и бизнеса — в 2019 году в реализации совместных проектов с научными организациями и вузами участвовали лишь 2,1 процента промышленных предприятий.

Кадры науки

Несмотря на многолетнее сокращение общей численности персонала, занятого ИР (в среднем на 1,5 процента ежегодно в 2000-2019 гг.), Россия остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке. В 2019 году в научно-техническую деятельность было вовлечено 753,8 тысячи человек (в эквиваленте полной занятости). По этому показателю Россия уступает только Китаю, США и Японии.

Острыми проблемами кадрового обеспечения науки остается деформация возрастной структуры научных кадров. На старшие возрастные группы приходится примерно четверть исследователей, а наиболее продуктивная в научном плане когорта — 40-59 лет — сокращается.

К сожалению, сфера науки остается не слишком привлекательной в качестве рынка труда: около 10 процентов студентов дневных отделений вузов выражают интерес к работе в науке, но доля выпускников, фактически связавших с ней свою профессиональную карьеру, не превышает 1 процента. С учетом долгосрочной тенденции к снижению численности занятых в науке этого оказывается недостаточно для полноценного воспроизводства научных кадров в России, которое также сдерживается низкой эффективностью системы их подготовки. Так, в 2019 году только 10,5 процента выпускников аспирантуры защитили диссертацию, и за 5 лет этот показатель снизился почти вдвое.

Результативность исследований

Уровень и динамика публикационной активности свидетельствуют о тенденции к повышению видимости России в глобальном исследовательском пространстве. За десять лет удельный вес работ отечественных авторов в общемировом потоке публикаций в журналах, индексируемых в ведущих базах научного цитирования, заметно менялся. После продолжительного спада в первой декаде 2000-х гг. доля российских статей, индексируемых в Web of Science, начала расти и в 2019 году достигла 2,9 процента от их общемирового числа. С учетом других типов научных публикаций (например, обзоров или докладов на конференциях) значение этого показателя выше (3,2 процента). Тем не менее такой расклад обеспечивает России только 14-ю позицию в общемировом рейтинге. При сохранении наблюдаемых темпов роста публикационной активности нынешнее отставание от стран-лидеров представляется вполне преодолимым. Важно, что вместе с количеством растет и качество публикаций российских авторов. Хотя на отечественные работы ссылаются значительно реже, чем в среднем по миру, удельный вес цитирований публикаций российских авторов в их общемировом числе за 10 лет удвоился.

Важным драйвером инновационного развития становится открытость инновационного процесса

На фоне стабильного роста публикационной активности уровень патентной активности российских заявителей, напротив, стабильно снижается. В 2019 году среди стран-лидеров по числу патентных заявок на изобретения Россия заняла 12-е место.

Научная специализация России в целом практически не меняется уже долгие годы. Устойчивыми областями концентрации исследовательских усилий являются физика, химия, науки о Земле и о космосе, материаловедение и математика. Недостаточно развитыми по глобальным меркам остаются общественные науки и науки о жизни (биология и биохимия, молекулярная и микробиология, нейронауки и поведенческие науки, клиническая медицина, экология, науки о растениях и животных, сельскохозяйственные науки), которые в структуре российских научных публикаций занимают довольно скромные позиции.

Инновационная активность

Усиление конкурентной борьбы на внешнем и внутреннем рынках интенсифицирует процессы разработки технологий для модернизации производств. К сожалению, инновационный потенциал российской науки пока не стал значимым ресурсом для экономического развития страны. В 2019 году уровень инновационной активности организаций составил 9,1 процента, что ниже, чем в предыдущие годы. Во многом на величину показателя повлияло расширение охвата статистикой таких отраслей, как транспорт и здравоохранение, продемонстрировавшие низкую степень вовлеченности в инновационные процессы.

Ожидать значительного роста показателя в ближайшие годы пока не приходится: лишь каждая десятая организация сообщила, что нацелена на реализацию нововведений в 2020-2022 гг.

Важным драйвером инновационного развития становятся не только новые технологии, но и открытость инновационного процесса и кастомизация производств. За последние три года более четверти инновационных организаций реализовали инновационные товары, работы, услуги по заказам пользователей и около 10 процентов — совместно с ними. Впервые статистически измерена активность пользователей в генерации инноваций. Процент организаций, поддержавших пользовательские инновации, пока невысок (3,6 процента), однако будущее за развитием новых форматов инновационной деятельности и укреплением связей не только с наукой, но и с обществом.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять