Календарь поэзии: Стихи нынешних поэтов наполнены светом и мудростью

Поэзия звучит сегодня особенно. Как особенно дышится. Особенно вьется рыжая тропинка. Особенно падают капли дождя. Особенным кажется шелест рощи.

Календарь поэзии: Стихи нынешних поэтов наполнены светом и мудростью

Все это и в прошлые лета мы видели, слышали. Но вот мы переживаем нынче то, что переживаем, и понимаем: нет, раньше мы не слышали, как шумит ветер в кронах лип, не видели, как стекают капли дождя по оконному стеклу, не чувствовали, как отрадно холодит лицо утренний туман…

И вот сегодня я особенно рад представить вам двух поэтов. Одного из Сибири, другого — с Дальнего Востока. У каждого позади — большая жизнь, много горечи и утрат. Но пережитое не заслонило им солнца, а наполнило их стихи светом и мудростью.

«Жизнь унеслась — и в то же время,

Еще не начиналась жизнь…»

Спасибо читателям, открывшим для нас эти имена: Василий Казанцев и Юрий Магницкий.

Красота земная

Учитель с речки Чая

В Томске вышла книга Васи Казанцева. В студенчестве это был неземной красоты задумчивый юноша с голубыми глазами и со стихами, похожими на нашу осеннюю университетскую рощу. Сам он из деревни Таскино Чайнского района. Чая — это тихая речка на севере Томской области, в ней вода цвета чая. После историко-филологического факультета Вася работал школьным учителем. Сейчас Василий Иванович живет под Москвой.

Эмма Михайловна Жилякова, профессор Томского государственного университета

Когда-то я любил…

Терзаясь скрытным нравом,

Я нес свой юный пыл

Кустам, деревьям, травам.

Безмолвный я бродил,

Но был прекрасно понят.

Я все давно забыл.

Они — доныне помнят.

Случайно окажусь

Средь них — сбегутся разом.

…Слезами обольюсь,

Внимая их рассказам.

* * *

Протяжно-длинной чередой,

Как будто ровные ступени,

В березняке перед тобой

Лежали солнечные тени.

В цветочно-солнечной пыли

Переступал ты эти тени —

И мнилось: ввысь тебя вели,

Все ввысь вели тебя ступени.

И в этой солнечной пыли

Обратно шел чрез эти тени.

И вновь казалось: ввысь вели,

Все ввысь вели тебя ступени.

И вновь вперед, вперед влеклись

Шаги твои чрез эти тени.

И вновь, и вновь казалось: ввысь,

Все ввысь, все ввысь вели ступени.

* * *

Когда входил под эти своды,

Под эти блики и листы,

Я ждал прохлады и свободы,

И светлоликой красоты,

И чистоты. Но я не думал,

Что вдруг расслышу сверх всего

В наплывах медленного шума

Дыханье счастья самого!

* * *

И свет уклончивый и краткий,

И переменчивая мгла

Вдруг брызнут молнией догадки,

Что жизнь уже, уже прошла.

Что кончилось, умчалось время,

Что кончилась, промчалась жизнь,

Жизнь унеслась — и в то же время,

Еще не начиналась жизнь.

Urbi et orbi

Вместе с родителями штурмовал Берлин

Здравствуйте, Дмитрий. Я почитала ваш «Календарь» и решила отправить вам небольшую подборку стихов Юрия Георгиевича Магницкого. Его отец — брутальный генерал армии, мать — утонченная француженка. Ребенок просто обязан был родиться поэтом. Когда в 1945-м его родители брали Берлин, он уже жил в животе своей матери. Родился щуплый мальчик с неважным здоровьем и прекрасными задатками к музыке и литературе. В тринадцать лет, устав от маминой опеки, он порвал простыню, спустился на ней с балкона третьего этажа и записался в волейбольную секцию. Сборы, тренировки, переломы, соревнования, загранпоездки — такая жизнь была ему по душе. Вскоре он играл в сборной СССР. И все это время писал стихи. Познакомился с Андреем Вознесенским и получил его одобрение для публикации в «Юности». Сейчас он смеется: если бы после большого спорта я не занялся наукой, поэзия погубила бы меня, я ни в чем не знал берегов. Но муза дождалась своего часа. В сорок лет он приехал в Амурскую область, познакомился со мной и снова начал писать стихи. С тех пор каждое наше утро начинается со сваренного им кофе и поэтической дискуссии.

Ольга Магницкая, Благовещенск

Метро «Партизанская»

Стрижка

Как у мальчишки.

Отличница.

Точно.

Вряд ли хозяйка.

Скорее «Динамо» майка

Раньше скрывала грудь.

Когда-нибудь.

Ах… это когда-нибудь!

Я стану тем-то

И буду там-то,

А вышло так, что

И не вздохнуть.

Вагонный ветер

Коленки гладит.

В подземке

Надрывается люминесцент.

Из стенки

В партизанском наряде

Девчонка вышла

На постамент,

Как будто из мезозоя

Выкарабкавшись.

Попав в перекрест суеты,

Окаменевшая Зоя

Спрашивает:

А ты…

Что ты для Родины сделал

В этот продажный век?..

Московским строителям БАМа

Как мы любили друг друга

В балках ледяных зимой.

Обвязаны снежной вьюгой,

Укутанные тайгой.

Как мы бросали друг друга

В квартирках серийной застройки,

Я уходил к подругам,

Ты — в свободные койки.

Как мы друг друга прощали

Под звонкий курантов бой,

Когда из промерзлой дали

В Москву возвращались домой.

Как подвалило счастье

За честность в любви и делах.

Как Север кроя на части,

Мы потеряли страх.

* * *

На окраинах Донецка

Расцвели сады.

В переулке гомон детский,

На балконе — ты.

Старой щеткой убираешь

Ты следы войны.

Чистишь вещи и вдыхаешь

Аромат весны.

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять