На экраны выходят новые фильмы о проблемах взросления

Проблемы взросления — острые проблемы. Их колющие края аккуратно обходило советское кино, лишь изредка позволяя себе яркие протуберанцы уровня «Чучела» Ролана Быкова или «А если это любовь?» Юлия Райзмана. Кино «новой России» их иногда касается легко, в незлобивых комедиях, но чаще не замечает совсем. В таком контексте сериал «Первые ласточки» и кинодрама с иероглифическим названием «II» — пример смелости, который подают нам ближайшие соседи, кинематографисты Украины и Беларуси: они не страшатся растревожить самые болезненные раны «нежного возраста». И делают, по-моему, реально действенное кино: оно помогает поколениям понять друг друга.

На экраны выходят новые фильмы о проблемах взросления

Я не случайно уведу разговор о художественных качествах этих картин на дальний план. Они прежде всего служат учебником жизни — и уже потом эстетическим явлением. Они информируют население о реальности и сути проблем, от которых принято стыдливо отводить глаза, ужасаясь и охая. Но в жизни эти проблемы становятся причиной роста подростковых самоубийств — как в «Первых ласточках». Или — полного и окончательного «окукливания» молодых организмов, их самоизоляции, отчуждения. И в обоих случаях — превращения школьного быта в нескончаемый ад. Фундамент этого ада — невежество в щекотливых вопросах секса. Оно поразило все слои этого социума — от учителей до родителей. И, разумеется, самих подростков, которые от отсутствия «запретной» информации воспринимают норму за аномалию, непохожесть — за повод для травли любого «гадкого утенка», в котором им что-нибудь померещится.

«Первые ласточки» сняты в формате детектива, довольно напряженного и лихо закрученного. Идет расследование странного самоубийства вполне благополучной девочки. По случайному совпадению (таких в фильме, увы, слишком много) следователь — мать одного из старшеклассников, замешенных в деле. Фильм многонаселен, в нем пересекаются разные фабульные линии, в каждой из которых — конкретная судьба. В его основе — реальная история некоего провокатора, который сколотил в интернете тайное сообщество заинтригованных подростков. И, конечно, самые проблемные из школьников увидели в нем загадочного доброжелателя, который лучше других понимает природу и серьезность их переживаний. Нетерпимость и ее последствия и становится в фильме объектом исследования. Затравленные подростки чувствуют себя одинокими и идут в сети психически больных советчиков.

Фильм Валентина Шпакова не назовешь шедевром, в нем много сценарных натяжек и приблизительных решений. Но в нем играют отличные молодые актеры, и он уже получил серьезный международный резонанс как редкий опыт внедрения в проблематику, все еще кое-где «запретную». Люди должны иметь право быть самими собой — в этом, кажется, очевидном пункте и сосредоточены все расхождения во взглядах, все предрассудки, итогом которых становятся все новые сломанные судьбы.

На экраны выходят новые фильмы о проблемах взросления

Кадр из фильма «II». Фото: Пресс-служба «Русского Репортажа»

Таинственное название 60-минутной драмы белорусского режиссера Влады Сеньковой, обозначенное двумя шрихами «II», сразу отошлет посвященных к тесту на беременность, который и станет в фильме переломным моментом. Первая треть картины отдана рутинному быту современной школы с ее учительским занудством, непокорностью утомленных учебой чад, дискотеками, обжималками, буллингом, неизбежным матерком и странной, преданной, но платонической дружбой Насти и Саши, зубрящих польский язык в надежде поступить в Варшавский университет. Но вот возник этот тест, попутно выявивший, что в школе завелась ВИЧ-инфекция — и лучшая подруга может предать, и одноклассники превратятся в свору, и учительский коллектив станет сборищем озабоченных сплетниц на завалинке.

Чувствуются издержки дебюта: фильм застрял между полным и коротким метром, какие-то сюжетные линии не прорисованы убедительно, какие-то даны намеком, какие-то оборваны на полпути, Но в нем есть главное — токсичная атмосфера, где не выжить ничему разумному, доброму и вечному. Образовательное учреждение, оказалось, никого не образовывает и не просвещает. Не открывает, что жизнь может быть более многоликой, чем кажется. Потому что этой наукой не владеют и сами учителя, живущие старыми и вполне дикими представлениями о сложном субъекте по имени человек.

Обе картины утверждают, что истоки зла — не подростки, переживающие первую любовь или не определившие еще свое настоящее «я». Они — в самом обществе, все еще не научившемся уважать в 16-летнем — полноценного человека. Со всеми особенностями его индивидуальности, его комплексами и неизбежными в этом возрасте закидонами. Да-да, зло — в дефиците той самой толерантности, которая в мире уже успела опрокинуться в свою противоположную, не менее порочную крайность, а мы все еще не овладели даже ее азами. В определенных пределах не только разумными, но и жизненно необходимыми любому развитому современному социуму. «Счастье — это когда тебя понимают» — истина, когда-то сформулированная еще в советском кино. Прошли полвека, а российское кино все еще робеет к ней подступиться. Хорошо — помогают соседи.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять