Пилот «Ф-1» Грожан попал в жуткую аварию в Бахрейне и чудом выжил

Гран-при Бахрейна-2020 запомнится одной из самых жестких аварий за последние несколько лет. На первом же круге гонки болид под управлением пилота «Хааса» Ромена Грожана вылетел с трассы и на огромной скорости врезался в ограждение. Машину разорвало на части, вспыхнуло огромное пламя. К счастью, гонщик практически не пострадал.

Пилот "Ф-1" Грожан попал в жуткую аварию в Бахрейне и чудом выжил

Перед вылетом болид Грожана столкнулся с машиной нашего Даниила Квята.

Да, момент был очень страшный, — признался россиянин. — Вообще сначала я очень разозлился на Грожана, когда он въехал в меня, подумал: «Какого черта он делает?» Но это сразу ушло, когда увидел огонь в зеркалах заднего вида. Я просто надеялся, что с ним все в порядке. И я рад, что все обошлось.

У француза диагностированы небольшие ожоги на руках и на ногах, при этом обошлось без переломов. И это чудо, учитывая все обстоятельства аварии. Сейчас уже известно, что столкновение произошло на скорости 221 км/час. Перегрузка, которую испытал Грожан, составила 53g. Для понимания, космонавты при взлете испытывают перегрузки от 1 до 7 g.

Столкновение болида с оградой произошло на скорости 221 км/час

Выжить и остаться практически невредимым пилоту позволили два фактора. Во-первых, система безопасности «гало», представляющая собой конструкцию над местом гонщика, чем-то напоминающую нимб (отсюда второе, неофициальное название системы). Введение «гало» в 2018 году подверглось жесточайшей критике. Считалось, что «нимб» уродует автомобиль. По иронии судьбы одним из противников нововведения был и Грожан. «Несколько лет назад я не поддерживал «гало», но, думаю, это лучшая вещь, которую внедрила «Формула-1″ — без нее я бы сейчас с вами не разговаривал», — признался сам француз в своем видеообращении.

Второй момент — огнеупорный костюм: вряд ли без него пилот смог бы выбраться из самого пекла.

— Жар был безумный, — поведал медицинский делегат Международной автомобильной федерации Йэн Робертс. — Я только окинул взглядом происходящее и увидел, как Ромен пытается выбраться из болида. Нам был нужен какой-то способ до него добраться. И тут нам помог маршал: напора его огнетушителя оказалось достаточно, чтобы на время отогнать пламя. После этого Грожан сумел достаточно оттолкнуться, выбраться из машины, и мы помогли ему перебраться через ограждение.

Теперь, когда ясно, что с Роменом все в порядке, дискуссия перешла в морально-этическую плоскость. Многие пилоты остались недовольны, что кадры с происшествием неоднократно повторяли на экранах, в том числе в паддоке.

— Хотел бы выразить свое отвращение и разочарование по отношению к «Формуле-1», — жестко заявил пилот «Рено» Даниэль Риккардо. — Аварию Грожана повторяли снова и снова, это было очень неуважительно по отношению к его семье и всем семьям, которые смотрели трансляцию. Нам через час нужно было снова гоняться, но каждый раз, когда мы смотрели на экраны, там были шар огня и машина, которую разрывает пополам. Мы могли бы посмотреть это завтра, но не в момент гонки. Мне кажется, они играли нашими эмоциями.

— Понимаю, что зрителям это нравится, но всему есть предел, — поддержал коллегу Валтерри Боттас из «Мерседеса». — Я смотрел на экраны, потому что хотел увидеть, что произошло. Когда увидел, то старался избегать повторов, но это крутилось везде. Не знаю, может, дело в фанатах — хотят ли они 20 повторов или нет.

В то же время глава «Мерседеса» Тото Вольф заявил, что у «Формулы-1» не было другого выбора.

— Если «Формула-1» не покажет эти кадры, есть риск, что кто-то снимет ее на телефон и выложит в интернете. Это пугающие кадры, но организация должна действовать открыто, чтобы не допустить вещей, которые нельзя контролировать, — подчеркнул функционер.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять