Радзиховский: Результаты голосования при больших разрывах выражают общие тренды

Широко известен эмоциональный комментарий Пескова по поводу итогов голосования о поправках в Конституцию. Песков сказал, что это бесспорно «триумфальный референдум о доверии президенту Путину. Такой высочайший уровень поддержки было спрогнозировать очень сложно». Да что говорить — цифры впечатляют. Явка (все данные округлены до 0,1 %) — 65,2%, «за» поправки — 78%. Само по себе «внушает», но еще интересней сравнение с голосованием за Конституцию-1993. Тогда явка была 54,8%, из них «за» — 58,3%. В общем, за «поправки в Конституцию» высказались чуть больше 50% от общего числа избирателей, а за саму Конституцию — чуть меньше 32 % избирателей…

Правда, если сравнить сегодняшнее голосование с выборами Путина президентом в 2018-м, то имеем почти точное совпадение. В 2018-м явка — 67,5%, за Путина — 76,7 %. Общий результат практически неотличим от голосования «по поправкам».

Результаты голосования при больших разрывах в любом случае выражают общие тренды

Однако Песков говорит, что такой результат мало кто предсказывал! Это верно. Из чего исходили аналитики? От неизменной власти люди устают — нервная система устроена так, что есть потребность в возбуждении «нейрона новизны», в новых раздражителях. В эти годы прошла непопулярная пенсионная реформа. В среднем уровень жизни давно плавно снижался несколько лет, только в 2020-м надеялись на рост. И — на тебе! — ковид, изоляция, падение доходов… В такой ситуации сохранить высокий уровень поддержки (и сохранять его фактически уже 20 лет!) — это и правда «очень сложно».

При этом Россия остается открытой страной, со свободой слова. Да, на федеральных ТВ-каналах президента не критикуют. Но в интернет-эпоху «популярный блогер» с миллионами подписчиков влияет на общественное мнение не меньше популярного ТВ-ведущего и может конкурировать с программой новостей. А уж в интернете никаких ограничений на любую критику Путина — нет, критиков со всех сторон — хватает. Есть и довольно мелкие по охвату, но вполне ядовитые СМИ, и когда там выступает очередной противник Кремля и говорит как само собой разумеющееся «у нас нельзя ругать Кремль», — это выглядит несколько странно.

Видимо, по совокупности этих обстоятельств — и надежды противников Путина на низкий результат при голосовании, и радостное удивление, выраженное Песковым в словах «высочайший уровень поддержки было спрогнозировать очень сложно».

Но как же все-таки объяснить то, что случилось?

Ответ оппозиции неизменный. Они — цензурно выражаясь — не верят в «точность подсчетов» при голосовании. Я — не статистик и не специалист по выборам. Однако, не обсуждая важные подробности, надо констатировать: все серьезные специалисты согласны, что возможности манипуляций ограничены. То есть если соперники идут голова к голове и все решает последний дюйм, то вот тогда «особенности подсчета» могли бы изменить результат. Но превратить, да в общенациональном масштабе, 50% в 80% (или наоборот) практически невозможно. Так что результаты голосования при больших разрывах в любом случае выражают общие тренды. Ну, а о цифрах по каждой области (результаты там существенно разные), конечно, можно спорить, в том числе, кстати, и в судах — если есть убедительные аргументы…

В том, что большинство голосовавших поддержало Путина, никакого Чуда нет. (Кстати, ясно, что избиратели Жириновского-2018, а это 5,6% — активно голосовали за поправки).

Есть три уровня поддержки поправок: социальный, идеологический, политический.

Первое. Социальный аспект. О нем больше всего говорили и для избирателей он важней и понятней всего. Люди проголосуют против обещания индексировать им пенсии?! Да, такие положения уже есть в законе, но люди довольны, что будет и в Основном Законе. То же относится к иным «социальным поощрениям», связанным, скажем, с детьми. Или «забота о животных»… Это не конкретные формулы «прямого действия», но в любом случае обычный избиратель считает, что такие упоминания в Конституции лишними не будут, и у него нет причин быть недовольным поправками «за все хорошее». Его интересует как их реализуют — но они сами отторжения не вызывают.

Есть три уровня поддержки поправок: социальный, идеологический, политический

Второе. В поправках нет какой-то строгой аксиоматики, определенного «изма». Но охранительно-патриотический тренд — очевиден. Перед нами те самые «скрепы», которые культивируются в каком-то смысле веками или десятилетиями (упоминания Бога, констатация что брак — союз мужчины с женщиной, сакрализация ВОВ, «государствообразующая роль» русского народа и т.д.). Это, пожалуй, не «идеология», но «идеологическая фонетика», которая по вкусу большинству населения. Многие тут видят и «антизападный подтекст», который тоже импонирует десяткам миллионов. Кстати, «ельцинская конституция» в народе воспринималась как «западная» — и это, наряду с неостывшими эмоциями от «расстрела Белого дома», привело в 1993-м к расколу общества и сравнительно низкому голосованию за Конституцию.

Третье. Политический нерв поправок — «обнуление» сроков Путина, возможность в 2024-м идти в президенты на следующий срок. В политизированной части общества это воспринималось как главный смысл поправок, но не факт, что именно на этом сфокусировалось большинство — тем более, хотя данная тема «не скрывалась», но и не слишком педалировалась. Тем не менее все ощущали: голосуем, в конечном счете, или «за» нынешнюю власть, или «против». Именно в этом смысле Песков и сказал про «референдум о доверии».

Итак, кредит доверия — снова получен.

Как им распорядится, как его станет оплачивать власть — этот вопрос перед ней и стоит.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять