РСПП: РФ может потерять до 6 млрд евро в год от углеродного налога ЕС

Введение Евросоюзом в середине 2021 года трансграничного углеродного регулирования — пошлины на импортируемые в Европу товары, при производстве которых произошла значительная эмиссия углекислого газа и других соединений углерода — может стоить России до 6 млрд евро в год. Об этом заявил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в ходе сессии экологического форума в рамках Недели российского бизнеса 2020.

«Для нас важно, чтобы трансграничное углеродное регулирование не оказалось инструментом недобросовестной конкуренции, есть основания полагать, что во многом это форма протекционизма для европейских компаний, — сказал Александр Шохин. — В России основные эмитенты CO2 — крупные компании, входящие в РСПП. Они реализуют мероприятия, в том числе по собственной инициативе, по сокращению выбросов на сотни миллиардов рублей, а 80% нашей электроэнергии вырабатывается на электростанциях с низким удельным выбросом парниковых газов. РСПП ведет совместную работу и с правительством, и с Российской академией наук чтобы сформировать правильную оценку поглощения углекислого газа экосистемами нашей страны. Мы вправе рассчитывать на использование других подходов, которые позволят учесть роль природы России в поглощении СО2. Экологические активы нашей страны — в первую очередь, леса, — должны обеспечить нам возможность в рамках международного партнерства не допустить использование «зеленой сделки» ЕС и трансграничного регулирования выбросов углекислого газа для создания препятствий экспорта российских товаров в Европу».

При этом сама по себе «зеленая сделка» ЕС несет как риски, так и возможности для России, отметил проректор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов. По его мнению, человечество сейчас стоит перед выбором: разрушать ли традиционную экономику ради построения прекрасного будущего с нулевыми выбросами или развивать ее дальше. При этом именно традиционная экономика — основной источник пополнения бюджета России, добавил Симонов.

«Раньше мы думали, что экология — это про ценности, а теперь оказалось, что еще и про деньги, — сказал Симонов. — Вокруг этой ситуации возникает много странных идей. При этом США уже вытесняют нас с европейского рынка нефти, у нас падают доходы. Если пустить все на самотек, трансграничное налоговое регулирование ЕС грозит России серьезными бедами».

Чтобы этого не допустить, в РСПП призывают, во-первых, провести собственную научную оценку углеродного баланса России: какая у нас эмиссия СО2 и сколько наша страна — ее леса, поля и даже болота — поглощают. По данным директора департамента Минприроды Сергея Хрущева, согласно кадастру, вся промышленность нашей страны выделяет 2,2 гигатонны эквивалента СО2 в год, при этом леса поглощают 590 гигатонн. С ним согласен и председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов, полагающий, что наши леса при учете их поглощающей способности поражены в правах. Но при этом он обращает внимание на политическую сторону вопроса.

«Деревья — деревьями, а наши проблемы трансграничной дискриминации и углеродного регулирования — это другая реальность, — объяснил депутат. — Весь вопрос в том, с каким лицом, с какой риторикой и повесткой мы будем отстаивать интересы своего государства перед Евросоюзом».

В этой связи большое внимание уделяется развитию в России карбоновых полигонов. Первый из них запущен в Калужской области на территории нацпарка «Угра». Как сообщалось ранее, предполагается, что скоро в разных регионах страны может появиться до 80 таких площадок. Они позволяют оценить углеродный баланс, объем эмиссии и поглощения СО2 в конкретной местности. По первым оценкам, у России большое превышение поглощения перед эмиссией углекислого газа — не даром страна сократила с 1990 до 2018 год объем выброса парниковых газов на 48%. Вооруженные этими научными данными российские эксперты смогут на переговорах с Евросоюзом аргументировано отстаивать интересы нашего бизнеса, полагают в РСПП.

Кроме того, в России готовится собственный законопроект, направленный на контроль углеводородных выбросов в стране, рассказал замдиректора департамента Минэкономразвития Андрей Чайка.

«Без достоверной информации о выбросах решения принимать трудно, — честно признался Андрей Чайка. — Нам нужна собственная система учета, на основе которой можно выпускать углеродные единицы, демонстрировать реальную углеводородоемкость своей продукции. У нас до сих пор нет понимания, какие именно параметры углеродного регулирования готовится заложить Евросоюз. Как нет и однозначного понимания, хотят ли они сохранить климат на планете и добиться реального снижения выбросов или только наполнить бюджет Евросоюза после пандемии».

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять