Венский Театр-ан-дер-Вин открыл свой сезон и забытую оперу Леонкавалло

Знаем ли мы хотя бы одну оперу Руджеро Леонкавалло, кроме «Паяцев»? На этот вопрос можно теперь ответить утвердительно. Теперь — это после того, как Театр-ан-дер-Вин (Театр на реке Вене) в австрийской столице поставил и отыграл, с большим успехом, оперу Леонкавалло «Заза» (Zazà). В главной партии — Светлана Аксёнова.

Венский Театр-ан-дер-Вин открыл свой сезон и забытую оперу Леонкавалло

Отыскивать и ставить некогда популярные, а потом забытые оперы — одно из направлений в современной деятельности этого театра, построенного в 1801 году либреттистом моцартовской «Волшебной флейты» Эммануэлем Шиканедером, а ныне служащего важной европейской лабораторией режиссерской оперы. «Заза» была поставлена Кристофом Лоем — одним из корифеев современной оперной режиссуры. Получилось исключительное по качеству произведение реалистического музыкального театра. Если уж опера Леонковалло — произведение verismo, то есть реализма в музыке, то Лой сделал этот спектакль как verismo вдвойне. И у него получилось целостное явление искусства, где каждое слово, каждая музыкальная фраза, каждое движение артистов в неразрывном единстве создают человеческую драму, которой сопереживаешь.

Не будет большим преувеличением сказать, что в эти дни немецкий мастер Лой вернул в Вену дух ее сына, стоявшего у истоков реалистической оперной режиссуры, основателя берлинского театра «Комише Опер» Вальтера Фельзенштейна (8 октября исполнится 45 лет со дня его смерти). Потому что именно Фельзенштейн определял задачу музыкального театра: пение должно быть единственно возможным способом выражения чувств и мыслей героя в настоящий момент действия. В «Зазе» было именно такое ощущение.

Сюжет этой оперы, написанной в 1900-м году, прост: кокетливая дива провинциального театра Заза (или Цацá, как называют ее в опере по-итальянски), помнящая свое тяжелое детство, страдающая от визитов матери-алкоголички, только тянущей из нее деньги, соблазняет заезжего бизнесмена-театрала Милио Дюфрена и не на шутку влюбляется в него. Ее бывший возлюбленный, а ныне друг и партнер по сцене, Каскар, который некогда привел ее в профессиональный театр из уличного балагана, сообщает ей, что в Париже у Дюфрена есть другая женщина. Заза отправляется в Париж, желая побороться за свое счастье, но обнаруживает, что у Дюфрена есть не только жена, но и очаровательная дочь. Вспомнив свое тяжелое детство без отца, она останавливает себя — уходит, ничего не говоря госпоже Дюфрен. А потом, с болью для себя, выводит своего любимого на чистую воду и расстается с ним. Все. Никто не кончает собой, никто никого не режет. Эпизод закончился, жизнь продолжается.

Но драма и в музыке, и в тексте, и в постановке Лоя — настоящая! Она происходит здесь и сейчас, пред нашими глазами. Атмосфера театральной жизни передана правдиво, с точными деталями (чего стоят репетирующие танцовщики, которых мы на мгновение видим, когда открывается дверь в гримерную Зазы!). Некоторые моменты в опере — например, короткая ария, когда главная героиня, глядя из окна, провожает взглядом своего уходящего возлюбленного; или диалог Зазы и дочери Милио, — настоящие бриллианты Леонкавалло. Но и здесь надо употребить некоторое интеллектуальное усилие, чтобы отделить написанное композитором (а он же сам и автор либретто по пьесе П. Бертона), от поставленного Лоем и сыгранного артистами, — настолько целостным произведением искусства воспринимается эта опера на сцене Театра-ан-дер-Вин.

Большая доля успеха в спектакле принадлежит сопрано Светлане Аксёновой. Учившаяся в Петербургской консерватории, затем в Милане и Базеле, эта певица активно работает последние годы в разных европейских театрах. Но в Вене ее пока не знали. Аксенова-Заза не сходит со сцены все два часа, которые длится опера, прекрасно «пробивая» на верхних нотах оркестр, заставляя слушателя затаить дыхание в лирических моментах. Она танцует, мучается, ругается, напивается с горя, любит, — одним словом, играет с глубоким гармоничным артистизмом. Великолепен в спектакле был и всемирно известный баритон Кристофер Мальтман в партии Каскара. А вот известный австрийский тенор Николай Шукофф (Милио) хорошо подходил к главной мужской партии как типаж, но по крайней мере на двух последних спектаклях испытывал заметные трудности с верхним регистром. Впрочем, даже вокальные проблемы Шукоффа не испортили целостного театрального впечатления.

Австрийский дирижер венгерского происхождения Штефан Шолтес, имеющий огромный опыт работы в немецких музыкальных театрах, впервые стоял за пультом Театра-ан-дер-Вин и прекрасно справился с музыкальным руководством как спектаклем в целом, так и Оркестром телерадиокомпании ORF в частности.

Остается добавить, что в Театре-ан-дер-Вин, не располагающим большими фойе, решили провести спектакль без антракта, а публику на разреженные места в зале пускали через обозначенные в именных билетах разные входы, соответствующие разным частям зала, минимизируя таким образом контакты между слушателями. И если чего и не хватало на «Зазе», так это именно энергетики зала, заметно сниженной из-за разреженной рассадки и прочих рестрикций коронавирусного времени. Однако отрадно, что и эта важнейшая для Вены и Европы музыкально-театральная площадка снова заработала. Во второй половине октября на сцене Театра-ан-дер-Вин ожидается «Порги и Бесс» Гершвина, а в ноябре — «Свадьба Фигаро» Моцарта.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять